15:31 

Мои фанфики. My heart is a ghost town

vesper veil
Свет... он проникает везде!
Ни в коем случае не попытка трактовки песни. Просто история, причем больше как притча. Образы, навеянные клипом и текстом Ghost town. Писалась в длинной дороге домой.



My heart is a ghost town...
Автор: vesper veil

Фэндом: Adam Lambert
Основные персонажи: Адам Ламберт
Пэйринг или персонажи: те, кто не спит и Адам
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма, POV, Songfic
Размер: Драббл, 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Оригинал: ficbook.net/readfic/3504845/9187543?show_commen...

Когда я тайком, точно вор, выскальзываю из своего люкса, стрелка на часах показывает за час ночи. Коридоры гостиницы пусты и погружены в приятный глазу полумрак, и лишь мои шаги едва слышно шуршат по мягкому ковру. Только бы не налететь на Роба. Видеть сейчас его укоряющие большие и вечно печальные от забот об моей беспокойной заднице глаза выше моих сил.
Знаю, то, что я сейчас вытворяю - это непростительное, легкомысленное и даже несколько опасное ребячество, но ничего не могу с собой поделать. Мне просто необходимо пройтись, прогуляться по улице, подышать теплым неуловимо отличным от родного воздухом - чтобы отступила вдруг появившаяся с пару месяцев назад бессонница, чтобы проветрить мою забитую промо-туром голову и хоть немного вернуть меня из заоблачных высот на бренную землю.

Мне хочется побыть среди людей.
Господи, как наверное это глупо звучит в моих устах. Устах человека, который последние месяцы окружен толпами людей в течение восемнадцати часов! Были бы и все двадцать четыре, если бы мне банально не требовались эти самые шесть часов на сон. Утренние сборы, интервью на радио и тв, ток-шоу, фотосессии и наконец лайвы, которые вкупе с автопати частенько перетекали прямо в сборы к отъезду в другой город. Казалось бы, все эти люди вокруг, поклонники - что мне еще надо? Все милые, счастливые, нарядные, улыбающиеся и признающиеся в любви. Дарят подарки, прижимают меня к себе, говорят о моей красоте и, самое главное, спрашивают меня про мои песни. Их интерес, их вопросы доставляют мне радость, и я действительно невероятно счастлив, глядя в их глаза, полные света. Но есть во всем этом одно обстоятельство. Одна неизбежная деталь.
Время тепла и солнца сменяет ночь.

Я еще только еду в гостиницу, но уже остывает моя кожа, согретая их вниманием и светом. Забываются их глаза, говорящие о самой настоящей любви. Расплываются их слова, хотя я отчаянно цепляюсь за них в памяти. И мои губы, веснушчатые и бестолковые, перестают, наконец, мило улыбаться - кривятся, бледнеют, избавленные от блеска. А виски снова начинают ныть.
Я долго стою под душем. Смотрю, как струи стекают по татуированным обнаженным рукам, наслаждаюсь этим легким напором - точно тысячи быстрых пальцев касаются кожи, успокаивают, обещают что-то хорошее. Еще люблю шорох воды и ее неназойливый блеск. Люблю, что она умеет заглушать все звуки вокруг. И я иногда даже позорно пропускаю "контрольный" звонок от Роба, от всей души надеясь, что доблестный грустноглазый "пособник" решит, что я сплю.
Стою и слушаю. Воду и свои мысли, бегущие в никуда с ее серебристым потоком. А потом, уже выйдя из душа, утеревшись и застряв у столика с заказанной днем текилой, я вдруг понимаю, что не могу больше. Не могу лечь в это прокрахмаленное до треска бело-золотистое царство, смотреть с подушек в светящиеся окна напротив и прокручивать по привычке завтрашний день.
Я знаю все, что будет завтра. Вот так жизнь! Не все так умеют. Я раньше тоже не умел.
И по своей взбалмошной природе мне хочется все испортить. Внести "элемент неожиданности", причем прямо сегодня. Сейчас. Я хочу видеть людей, которым так же грустно как и мне. Мне хочется видеть их лица и узнавать в них самого себя. Мою растерянность перед будущим. Мою печаль о том, что я вернуть не в силах. Мою отчаянную жажду теплоты. Хочу видеть их глаза, чужие, незнакомые, скользящие мимо меня, неузнающие меня. Скользящие мимо, точно я лишь призрак, по прижизненной привычке зачем-то заглянувший в городской бар.
Ночью люди прекраснее чем днем. Ночь это предвкушение нового и прощание с прошлым.

Я смотрю на свое отражение в зеркале и даже в кои веки доволен. Синяки под глазами уже подмазаны, морщинки у глаз тщательно припудрены, губы подкрашены блеском. И даже глаза, привычно подстроившиеся под обстоятельства, мерцают темной синевой и не выглядят тоскливыми, как у потерявшегося щенка. Улыбаюсь себе и подмигиваю ненакрашенным глазом:

- Ну что, шлюшка? Где ночь там и ты?

* * * * * *

В баре не слишком много народа, и мне удается заполучить приглянувшийся столик. Разумеется, официант меня узнает, несмотря на мой "камуфляж" в виде дранных джинсов и мешковатой толстовки с капюшоном, накинутым на голову. Честно говоря, удирая из отеля, я был почти на сто процентов уверен, что мне что-нибудь да помешает. Да и времени на "выгул" у меня было лишь пара часов - надо заставить себя хоть ненадолго заснуть пусть и под утро - поэтому с внешним видом не стал особо париться.
Я могу же быть иногда незаметным!
И вот сижу, как мечтал, потягиваю текилу и, скинув толстовку, оставшись в одной темной майке, рассматриваю посетителей.
По залу плывет синеватый туман с танцпола, и мы все выглядим так, словно затерялись в облаках. Я слушаю тихие голоса разговаривающих не со мной, вижу их разноцветные коктейли и стук их бокалов о стекло столиков. Интересно, они знают, что среди этого плывущего тумана другим людям их почти не видно? Ни блеска их украшений, ни красоты их лиц, тела и одежд.
Лишь тот, кто рядом, по-настоящему оценит.

Выпиваю третью порцию. В голове уже немного шумит, и я почти искренне себя ругаю: утром буду как чучело, отекший и заторможенный. А мне нельзя быть таким - почему-то видеооператоры вечно норовят залезть камерами мне почти в рот, а ведущие любят устраивать со мной всяческие забавные игры. Я вообще, это люблю. Забавно это. Хохочу как ненормальный, до слез иногда.
Я бы смог научить своего ребенка тысячам игр...
Официант приходит и уходит, быстро реагируя на мое отрицательное покачивание головы. Кое-кто из посетителей посматривает в мою сторону, но слава богу, украдкой. Я же, спохватившись, накидываю на плечи узорчатую толстовку - тату слишком узнаваемы, а мне так хочется еще посидеть здесь тихим, любопытным наблюдателем.
Встряхиваю головой, чтобы челка упала на лицо. По идее, надо бы уже подстричь, а то чего доброго опять до подбородка отрастет. Когда-то одному человеку безумно нравилось запускать пальцы в мои пряди и притягивать для поцелуя. Кажется, что это было так давно. Вечность назад.
Может, снова отрастить?


- Привет. Прости, ты, я вижу, отдыхаешь в одиночестве. Но, может, будешь не против, если я составлю тебе компанию?

Откуда-то из "тумана" выплывает темноглазый мужчина с бокалом чего-то прозрачного в руке. Довольно симпатичный, почти трезвый, со смешными темными кудряшками. Смотрит вопросительно и уже нацеливает свою пятую точку на кресло, что напротив меня.
Открываю было рот, чтобы отказать, но он вдруг улыбается. И я точно зачарованный утвердительно киваю. Какая улыбка... Словно теплым пледом укутал.

- Меня зовут... Хотя, фиг с ним, с именем. Вот если увидимся где еще, то познакомимся. Сейчас, кажется, бессмысленно.

Я удивленно хлопаю ресницами и слегка туплю. А он тянет ко мне свой бокал:

- Давай выпьем за отличный вечер. И за твои умопомрачительные губы. Я тут исследовал посетителей и вычислил, что у тебя они самые красивые.

Звенят наши столь разные по габаритам бокалы, и я холодновато интересуюсь:

- Ты поэтому подсел? Из-за моих губ?

Он в открытую смеется, а потом смотрит прямо мне в глаза:

- Нет, не поэтому. Мне просто надоело пить одному.

Я чувствую себя глупо. За многие года откуда-то появилась уверенность, что любой парень, подсаживающийся ко мне в баре, разумеется, хочет затащить меня в постель. И ведь, кстати, я сам-то перед этим частенько устраиваю небольшой зазывающий спектакль. Но сегодня, конечно, не тот случай.
Но он снова сбивает меня с толку. Подмигивает и добавляет:

- Да вру я. Пью водку вот и хотелось "закусить" чьими-нибудь аппетитными губками. А тут ты! Ты в самом деле такой хорошенький и один?

Я не реагирую на шутку, но честно киваю на вопрос. Опрокидываю очередную рюмку с текилой в себя и чувствую, как начинаю "плыть". Сопротивляюсь опьянению изо всех сил, но сил нет, и я откидываюсь на спинку кресла. Чувствую, как волосы щекочут лицо, а прохлада кондиционера приятно холодит открытую шею и ключицы. Сквозь полуприкрытые ресницы вижу, как незнакомец приподнимается со своего места. А через минуту ощущаю, как мягкая поверхность дивана рядом прогибается под его весом. Он садится близко и легко привлекает меня к себе.
В голове пьяным варевом кружатся мысли о том, что я опять все напутал, все сделал неправильно. Я пришел сюда отдохнуть, а вместо этого напился такой в принципе небольшой дозой! Я пришел посмотреть на людей, а в итоге сейчас на меня глазеет какой-то мужик, да еще и похоже собирается лапать.
Я чувствую, как он осторожно поворачивает мою безвольную голову к себе. Вижу его темные бархатные глаза, без капли похоти, без капли торжества. А потом чувствую, как он прикасается к моим губам своими...
Целоваться здорово.
Чувствовать, как тебя ласкают нежной плотью, самой наверное нежной во всем нашем теле.

А потом он ускользает. В ушах остается лишь его шепот:

- Считай, это поцелуй самой ночи, мой вкусный мальчик. И не делай больше глупостей. Не подпускай к себе так запросто незнакомых пьяных мальчиков. У них в крови не тепло для тебя, а лишь водка.

* * * * * *

Когда я немного прихожу в себя, то обнаруживаю, что колбашусь на танцполе. Причем ни с кем-то, а с какой-то стройной и потрясающе красивой девчонкой. Ее волосы взлетают при каждом движении, аромат ее духов приятно щекочет мои ноздри, а музыка ухает басами, кажется, прямо в моей груди. Вместо сердца.
Я даже трезвею и испуганно останавливаюсь. Сколько прошло времени? Меня уже "рассекретили"? Я еще в том же баре или по привычке прокатился в другой?
Но через минуту успокаиваюсь. Я все там же, а вокруг нас танцует десяток людей, которые пьяны не меньше меня, которые тонут в тумане так же как я. Ха! Мы все еще отдается ночи, забывая имена своих любовников. Шлюшки, которых потеряли, а может оставили намеренно, потому как не знают, что с нами делать.
Ну и пусть.

Обнимаю девушку за талию и чуть притягиваю к себе. Она невероятная красавица - оленьи глаза и рыже-каштановая копна волос, и губы точно из комиксов о красотках пикапа. Совершенна.

- Как тебя зовут?

Не знаю, зачем это кричу сквозь музыку. Но почему-то хочется услышать ее имя. Просто так.

- Луна.

Отвечает и сверкает белыми зубами. А потом видя мое недоверчивое выражение лица, хохочет и поясняет:

- Луна де Васкес. Ударение в имени на первый слог. Я из Мексики.

- Красиво и необычно. И ты красивая. А я ни разу не был в Мексике.

Она строит деланно обиженную гримаску и грозит мне пальчиком:

- Безобразие! Моя родина красивая, но... пыльная!

Снова хохочет, а потом вдруг притягивает меня за майку к себе и заглядывает в глаза:

- Ты, Ламберт, мог бы к нам давно привезти свою симпатичную задницу! У тебя фанаты не только в Англии и Финляндии.

Я растерянно улыбаюсь, а она вдруг быстро целует меня в щеку и блестит глазами:

- Затащить в постель тебя я не смогу, так хоть потанцуй со мной!

Она очень красиво двигается, плавно и чувственно. И мое тело словно решает повторить за ее телом. Я неспешно покачиваю бедрами, сначала несколько нерешительно, но потом расслабляюсь и запрокидываю голову. Знаю, что она смотрит, и знаю, что ей нравится то, что она видит. Нет, я вовсе не занимаюсь самовосхвалением. Просто ее рука трепетно касается моей груди.
Она шепчет:

- Красивый...

Кладет обе руки мне на плечи и двигается в такт со мной. А потом неожиданно заявляет:

- Тебе пора отсюда сваливать, красатуля. Тебя узнали и скоро начнется разбор на сувениры.

Слежу за ее взглядом и сразу вижу несколько человек, парней и девушек, стоящих у бара и пожирающих меня глазами. Пьяненько улыбаюсь им и машу ладошкой, а Луна меня ощутимо шлепает по заднице. На секунду задерживает ТАМ свою руку и сладко улыбается. Но потом снова торопит:

- Иди-иди! Они сейчас тебя, такого чуть тепленького, завалят на диванчик и поминай как звали.

Я оглядываюсь в поисках способа отступления, а девушка "придает мне ускорения":

- Вон запасной выход. Текай, звездочка! А я сделаю вид, что ни капли не расстроена.

И я "текаю"...

* * * * * *

Огни проносятся мимо, сливаясь в одну большую лавину света, которая так странно ни к месту смотрится под черным небом ночного города. Нет, я люблю свет и все это роскошное вечное празднество, но почему-то именно сейчас мои глаза хотят другого. Чего-то холодного, приятного, темного.
Словно, читая мои мысли, мой случайный шофер сочувствующе выдает:

- У вас совсем уставший вид. Ну, до отеля уже немного осталось. Пару перекрестков.

Мне хочется чем-то отблагодарить его за заботу, сказать нечто приятное, и я отвечаю:

- Да, я немного припозднился с прогулкой. Но ваш город такой заманчивый.

Мужчина сразу оживляется и с готовностью соглашается со мной:

- Очень заманчивый! Особенно вечерами. И воздух уже остывает, не такой тяжелый и жаркий как днем. Улицы все в огнях - не хуже Вегаса. Рестораны у нас отличные, на любое вкусовое пристрастие. И люди необыкновенно интересные, хорошие. Но знаете, здесь же в паре миль уже начинается пустыня!

Я почти дремлю и глупо переспрашиваю:

- Пустыня?

Шофер восторженно косится на меня и поясняет:

- Да, огромная. У вас в Штатах наверное таких нет. А у нас вот есть. Представляете - тысячи километров пустоты. Она окружает многие наши города.

Я хлопаю слипающимися глазами и отстраненно думаю, что наверняка сейчас похож на панду со своими потеками туши. Интересно, в Австралии есть панды?
А увлекшийся шофер продолжает:

- Кстати, местные старожилы все еще верят, что эти пустыни не так уж и пусты, как кажутся на первый взгляд.

Он смотрит на меня в зеркало заднего вида, и я добродушно, но похоже не очень своевременно, расплываюсь в улыбке. Он наверное решит, что я душевнобольной.
Интересуюсь, кстати, вполне искренне:

- И кто же живет в ваших пустынях?

Смотрит на меня секунду и отвечает:

- Призраки. Призраки тех, чьи сердца не смогли найти покоя. Носятся все так же под луной и ищут чего-то. Уже и не помнят чего...

Я вдруг встречаюсь взглядом с темнотой за окном. Куда делись все эти огни и краски города, свет, беспокоящий и не дающий спать? Смотрю и лишь вижу в отражении стекла свои собственные огромные пятна глаз. Бледное лицо. Спутанные волосы.
Точно призрак...

Вздрагиваю, резко отстраняюсь, едва не опрокидываясь спиной на сиденье. Сдавленно шепчу:

- Ищут, как и все мы. Ищут... Им, как и нам, некому помочь.

Он молчит. Больше не смотрит на меня в свое зеркало. А я сижу, вжавшись в дверцу машины и почему-то мерзну. Борюсь со сном.

Когда мы приезжаем, он осторожно будит меня. Указывает жестом на вход моей гостиницы, и я поспешно лезу в карман за кошельком. Отсчитываю сумму, отдаю, и вылезаю, сразу поглубже хватая в себя прохладный ночной воздух.
Он окликает меня и вдруг грозит пальцем, как маленькому мальчику. Его слова пришпиливают меня к асфальту, заставляют в считанные минуты окончательно протрезветь.

- Им некому помочь. А мы... У нас есть будущее. У нас ведь все еще впереди и наш поиск не окончен.

* * * * * *

Когда я блаженно рухаю на свою огромную, чудовищно бескрайнюю кровать, где вчера ночью боялся затеряться, то улыбаюсь.
Теперь, кажется, я буду спать спокойно

URL
Комментарии
2015-08-17 в 15:53 

obaby
Есть три вещи на которые можно смотреть бесконечно: как течет вода, как горит огонь... и как поет Адам Ламберт.
я себе зацитатила в твиттере эту красоту, обязательно почитаю :yes:

2015-08-17 в 15:57 

vesper veil
Свет... он проникает везде!
obaby, :kiss: читай лучше вечером)это для неспящих))

URL
2015-08-17 в 16:06 

obaby
Есть три вещи на которые можно смотреть бесконечно: как течет вода, как горит огонь... и как поет Адам Ламберт.
vesper veil, понятно) ну у меня обычно так и бывает: или когда уже все улягутся, чтобы не мешали уже. Или с утра, когда все ушли.)

     

vesper's days

главная